ЦБТ Центр биржевых технологий

80 дней войны: как изменились жизнь и поведение украинцев

Война четко разделила жизнь украинцев на “до” и “после”. Одним пришлось оставить свой дом, другие его потеряли навсегда, третьих война лишила родных людей. Но даже те, кому посчастливилось не потерять близких и по-прежнему жить в своей квартире, чувствуют себя как в страшном сне. О том, как изменились жизнь и поведение украинцев во время войны, рассказали майские исследования.

Каждый седьмой уехал навсегда

Большинство наших знакомых, которые уезжали из Украины в конце февраля – начале марта, говорили, что вернутся домой при первой же возможности. Многие искренне верили, что они даже обустроиться на новом месте не успеют, как война закончится и нужно будет отправляться в обратный путь.

Сейчас настроения немного поменялись. Да, все как один верят в Победу Украины, но оптимизм относительно скорого возвращения уходит.

– Больше всего на свете я хочу домой – к мужу, – признается знакомая, которая третий месяц живет у институтской подруги в Вене. – Но очень боюсь, что мы поторопимся с этим решением и нам с дочкой снова придется в спешном порядке эвакуироваться, если вдруг ситуация обострится. Да и муж настаивает, чтобы мы оставались в безопасном месте до конца войны.

Знакомая из Днепра, которая сейчас живет в Тарту, говорит, что, когда приехала и стала искать жилье, хотела его снять на пару недель. Искренне верила, что аренда на месяц ей не нужна, и в начале апреля она уже будет дома. Но дни шли за днями, определенности не появилось. В итоге 10 мая – ровно через два месяца после приезда в Эстонию – она подписала договор на аренду квартиры на полгода и зарегистрировалась в местном центре занятости – Töötukassa.

– Это не значит, что я приняла решение остаться здесь насовсем! – успокаивает она саму себя. – Это значит, что я очень устала от этого “подвешенного состояния”.

Опрос, проведенный 20 апреля компанией Gradus, показал: сегодня немало украинцев, выехавших за границу, назад не торопятся. В то время как 77% вынужденных эмигрантов говорят, что вернутся при первой же возможности, 13% (то есть каждый седьмой-восьмой) признаются, что, скорее всего, уехали навсегда.

Интересно, что очень многие украинцы перешли на украинский язык, хотя до этого предпочитали русский. 4 волна опросов проводилась 20 апреля 2022 года, опрошены 1027 респондентов. Gradus Research

Все по-другому

Даже те, кто никуда не уезжали и продолжают жить и работать вроде бы в привычном режиме, отмечают, что теперь все по-другому.

– Я продолжаю жить в своей квартире и даже каждый день езжу на работу, – рассказывает киевлянка Евгения. – Изменилось самое главное: мои любимые дочь и годовалая внучка уехали в Испанию. Разлука с ними и неопределенность по поводу будущего – совершенно непонятно, когда мы сможем увидеться – словно выдавили из меня всю жизнь. Я живу и работаю как зомби – кажется, что совсем ничего не чувствую.

Исследование, проведенное тем же Gradus в конце апреля, показало, что бессилие, которое испытывает Евгения, далеко не самая популярная эмоция среди украинцев. Чаще всего наши сограждане говорят о гораздо более агрессивных ощущениях – гнев, напряжение, раздражение. Также в число популярных “чувств военного времени” вошли страх, разочарование, обида, бессилие, паника.

Среди всех этих ощущений обида стоит особняком – как-то не совсем понятно, на кого именно обижаются опрошенные?

Психологи говорят, что, вероятнее всего, речь идет о близких.

Приятельница, которая уехала из Южноукраинска в первой половине апреля, говорит, что терпела до последнего, но страх, перерастающий в панику, не давал ей ни спать, ни есть.

– У нас там рядом АЭС, и с первого дня войны я уговаривала маму уехать, объясняя ей, какой ужас я испытываю и ничего не могу с этим поделать, – рассказывает Марта. – Мама отказывалась. Для нее страх дороги, бытовых неудобств, неопределенности на новом месте оказался гораздо сильнее, чем страх близости атомной станции. В итоге я уехала одна, а к маме переехал мой старший брат.

По словам Марты, несмотря на то что ее 40-летний брат не может выехать из страны по закону, а мама сама приняла решение остаться, они оба испытывают по отношению к ней сильную обиду.

– Мама в разговоре несколько раз сказала, что я их “бросила”, а брат на прошлой неделе обронил, что вряд ли сможет меня когда-нибудь простить. Но за что? За то, что спустя полтора месяца войны я выбрала собственную психику, а не мамины капризы? Да и брат у меня – совершенно самостоятельный и самодостаточный мужчина, я не считаю, что я их бросила.

В тройке лидеров покупок традиционно продукты, лекарства, одежда/обувь. Опрос проводился 20 апреля 2022 года, опрошены 1027 респондентов. Gradus Research

Потребительские настроения

В числе прочего авторы исследования выяснили, как изменилось потребительское поведение украинцев и какие товары они покупают чаще всего. В тройке “призеров” все те же лидеры: продукты, лекарства, одежда/обувь. Также в военное время украинцы довольно часто покупают средства гигиены, бытовую химию, товары для животных и детские товары.

– В период войны люди отказываются от излишеств из-за неопределенности в жизни, – прокомментировал для “КП в Украине” результаты исследования аналитик компании “Центр биржевых технологий” Максим Орыщак. – В число ненужных предметов зачислены обычно популярные предметы крупной и мелкой бытовой техники, ремонтные материалы для дома, а также автомобили и мотоциклы. Излишествами также выступают новая сезонная обувь и одежда, если старая еще пригодна для носки. Детские игрушки, коляски, предметы интерьера, парфюмерия, мебель, товары для досуга – все это стало второстепенными потребностями в период войны.

Люди не занимаются улучшением условий жизни, а думают лишь о сохранении жизни и о том, что их семья будет есть завтра, продолжает эксперт. Многие снова усиленно начинают копить на “черный день” – то есть день, когда деньги будут заканчиваться, а работы не будет. Соответственно, мало кто будет покупать в дом новые растения, делать ремонт или облагораживать территорию. Конечно, такие люди есть, ведь все мы разные. Но таких все же меньшинство.

– Неопределенность в жизни на данный момент выражается в том, что люди не понимают, как сегодня правильно хранить деньги, – говорит Орыщак. – Будет ли у людей работа и зарплата, как сложится ближайшее будущее, останется ли у них это жилье и этот автомобиль или они будут уничтожены боевыми действиями? Все это вопросы без ответов. К тому же все понимают очевидное: если все же придется переезжать в другой регион или даже в другую страну, с собой много не унесешь. То есть новые фундаментальные покупки пока делать не стоит.

Аналитик Алексей Кущ отмечает: именно отказом от многих покупок и сокращением расходов до самого необходимого объясняется тот парадоксальный факт, что сбережения населения в военное время растут. Речь, конечно, идет не о самых бедных, а об обществе в целом. Средний класс и бизнес перестают тратить деньги в довоенном объеме, немало людей продолжают работать и получать зарплаты, но тратить деньги им некуда, сейчас выросли доходы у военных.

Источник