ЦБТ Центр биржевых технологий

Брать, чтобы отдавать: почему Украина предпочитает набирать новые долги, а не реструктуризировать старые

Украина планирует попросить у стран “Большой семерки” 50 млрд долларов на покрытие дефицита бюджета. Об этом пишут украинские СМИ со ссылкой на Reuters.

Сообщается, что средства требуются на покрытие дефицита государственного бюджета в течение следующих шести месяцев. Журналисты цитируют советника президента Олега Устенко, по словам которого, поддержка партнеров нужна на поддержку армии и социальной сферы.

Но не слишком ли высока сумма и почему, пока Украина одну руку протягивает в ожидании новых займов, другой рукой отдает старые долги, причем выплачивает кредиторам рекордные проценты по госдолгу? Эти вопросы “КП в Украине” обсудила с экономистами.

Сколько-сколько?

Итак, начнем с суммы в 50 млрд долларов. Надо сказать, что мнения относительно ее адекватности у экспертов разделились.

Президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко назвал ее абсурдной. По его словам, на сегодня вся доходная часть бюджета составляет 50 млрд долларов, поэтому выходит, что у нас дефицит равный всему бюджету.

– Возможно, дело в том, что никто ничего не считал и цифры взяли “для красоты”? – задается вопросом экономист. – Второй момент заключается в том, что для покрытия дефицита бюджета нам не нужна валюта – надо просто провести эмиссию гривны. И, наконец, третий вопрос – чем отдавать будем? Если предположить, что нам кто-то даст эти деньги, мы так вообще с долгами никогда не рассчитаемся!

Александр Охрименко: Для покрытия дефицита бюджета нам не нужна валюта – надо просто провести эмиссию гривны.

Впрочем, говорит Охрименко, все это разговоры больше для привлечения внимания. Вряд ли нам кто-то даст 50 млрд долларов – максимум 5, да и то не факт.

В то же время аналитик Алексей Кущ считает, что к потерям половины доходной части бюджета (25 млрд долларов) следует добавить по 2 млрд долларов в месяц, которые Украина тратит на войну сверх заложенных в бюджет расходов на оборону. За полгода общая сумма, конечно, до 50 млрд не дотянет, а вот за год – вполне.

– Согласно официальным данным, в марте 2022 года война оставила государство без дополнительных $2,7 млрд, а по итогам второго квартала, по данным главы Минфина Сергея Марченко, экономика Украины недосчитается $5-7 млрд, – приводит цифры аналитик компании «Центр биржевых технологий» Максим Орыщак. – То есть получается, что сумма в 50 млрд долларов берется с запасом на будущее.

Война все спишет. Кроме долгов

Отметим, что пока одной рукой Украина просит новые займы, другой рукой она отдает старые, причем выплачивает кредиторам рекордные проценты по госдолгу. В частности, только в апреле-июне 2022 года Украина потратит на обслуживание госдолга 167 млрд гривен. Согласитесь, все это выглядит каким-то абсурдом: воевать на последние деньги и при этом набирать новые долги, чтобы тут же отдавать эти деньги в счет погашения кредитов, взятых в предыдущие годы.

– Говоря формально, идет переливание бюджетов, – считает Максим Орыщак. – Нам дают в долг деньги, в которых мы нуждаемся, но при этом не отменяют и не прощают прошлые долги. Говорить о коррумпированности схем, не зная фактов, я бы не стал, да и четко определить суммы, нужные сегодня Украине, также не представляется возможным. Новые кредиты на покрытие дефицита бюджета, конечно, нужны. Но понять необходимую сумму нельзя.

Максим Орыщак: Никто не скажет, какие суммы и куда уходят во время войны. Очень многое могут позже списать на сложность военного времени.

По словам Орыщака, комментарии о том, что расходы нужны на армию и социальную сферу, слишком обтекаемы. Мы знаем, что сегодня в Украину буквально со всего мира стекаются пожертвования на содержание армии, на вооружение, на питание, и вряд ли мы узнаем, какие суммы и на что ушли.

– Никто не скажет, какие суммы и куда уходят во время войны, – говорит эксперт. – Очень многое могут позже списать на сложность военного времени, и никто не будет разбираться в правомерности действия властей. Думаю, после войны правительству все же будут задавать вопросы “где деньги?”. И не исключено, что ситуация может напомнить проблему с кредитами в начале 90-х, когда Украина только начала свой путь международного кредитования и деньги то и дело не доходили по назначению.

А что с реструктуризацией?

Аналитик Алексей Кущ считает, что единственный верный выход в данной ситуации – это реструктуризация долга. Тем более что повод у нас весьма уважительный: война, которая является форс-мажором.

– Сегодня все ресурсы нужно направлять на оборону, социальную систему и стабилизацию экономики, – говорит эксперт. – Самое время спасать не кредиторов, а реальный сектор. А погашение госдолга в период войны и отказ от реструктуризации трудно назвать иначе, чем “финансовое мародерство”.

По мнению аналитика, в украинских реалиях реструктуризация стала политическим вопросом, решению которого мешают два серьезных момента.

Во-первых, идеологический момент. Украинские СМИ с нетерпением ждут, когда в результате санкций РФ объявит дефолт, и наши власти, видимо, опасаются, что российским СМИ дай только повод в виде просьбы о реструктуризации, и они примутся писать о “дефолте в Украине” не переставая. На самом деле этот момент легко обходится спокойными разговорами о реструктуризации, когда долги погашаются, а переговоры об изменении условий идут параллельно. То есть речь об ультимативной форме вообще не идет.

Во-вторых, продолжает Кущ, это лоббистский момент. В Украине немало политиков и бизнесменов связаны с внешними кредиторами. У нас работают западные инвестиционные компании, которым принадлежат в том числе и СМИ, в значительной степени влияющие на общественное мнение. Парадокс заключается в том, что даже многие обыватели пребывают в уверенности: в условиях военной разрухи Украина должна погашать долги. У большинства украинцев нет понимания того, что сейчас для нашей страны открылось уникальное историческое окно возможностей в части списания долгов.

– Кроме того, власти почему-то опасаются, что реструктуризация может помешать помощи со стороны западных стран, – говорит Алексей Кущ. – Но это большая фикция, и Запад нам сейчас помогает по совсем другим причинам, среди которых геополитические и морально-этические факторы. Так что реструктуризация здесь совершенно ни при чем.

Так помощь или новые долги?

Ранее украинцев немало удивило заявление главы Минфина Сергея Марченко, который сообщил: международная “помощь” Украине на 95% является кредитами, которые нужно будет возвращать после войны.

Как же так выходит, что мы со всех сторон слышим про “помощь”, а на самом деле наши долги продолжают расти?

По мнению Алексея Куща, это происходит потому, что у нас привыкли называть помощью все подряд. Между тем помощь нам идет, в основном, в виде материально-технических средств, а то, что приходит в виде денег – это, как правило, кредиты. Но из-за того, что мы это не разделяем и сбрасываем “в один котел”, сначала начинается эйфория (сколько помощи нам идет со всего мира!), а потом разочарование (а, так это все были кредиты?).

Алексей Кущ: Погашение госдолга в период войны и отказ от реструктуризации трудно назвать иначе, чем “финансовое мародерство”.

Подводя итог, эксперты соглашаются: брать в долг, чтобы отдавать старый долг – это довольно странное решение. К тому же, напоминают экономисты, ничего сверхъестественного в реструктуризации долга нет, и другие страны пользовались для этого гораздо меньшими поводами.

– У нас абсолютно 100%-ный форс-мажор – война. Поэтому мы можем и должны инициировать реструктуризацию не только внешнего (в первую очередь перед МВФ, которому мы в ближайшее время должны отдать 5 млрд долларов), но и внутреннего (нерезиденты ждут выплат по ОВГЗ на сумму 75 млрд грн, то есть месячный военный бюджет) долга и навсегда закрыть для себя эту страницу, – резюмировал Кущ. – Реструктуризация должна включать отсрочку выплат на 20 лет, снижение процентной ставки до 1-2% и списание половины долга. ​

Источник