ЦБТ Центр биржевых технологий

Подайте «Нафтогазу» 150 миллиардов: сколько газа Украине нужно купить, чтобы пройти зиму

За 10 лет цены на природный газ в Украине выросли почти в 20 раз. В теории эти деньги должны были пойти в том числе и на то, чтобы “Нафтогаз” имел возможность ежегодно вкладывать в добычу 1,5 млрд долларов инвестиций, но на практике инвестиции составляли лишь полмиллиарда в год. В результате программа 20/20, которая предусматривала увеличение добычи газа к 2020 году до 20 млрд кубов и, соответственно, полный отказ от импортного газа, была полностью провалена. Более того: нарушение технологических режимов эксплуатации скважин привело к якобы “естественному” падению собственной добычи газа.

Но все это совершенно не мешает топ-менеджменту “Нафтогаза” одной рукой выплачивать себе баснословные зарплаты и премии, а другой рукой выклянчивать у государства многомиллиардные “субсидии”.

Что происходит на газовом рынке, прибыльная “Нафтогаз” компания или убыточная и сколько газа нам нужно купить, чтобы пройти зиму? Эти и другие вопросы “КП в Украине” обсудила вместе с экспертами.

Эта песня хороша – начинай сначала. “Нафтогаз” снова начал просить “много денег”, шантажируя правительство тем, что в противном случае план по закачке газа на зиму будет сорван.

О том, что происходит, коротко и ясно рассказал аналитик Алексей Кущ.

– “Нафтогаз” фактически допустил технический дефолт, активировав просьбу о реструктуризации своего валютного долга, – отмечает Кущ. – И это притом, что он привлекал деньги на внешних рынках под несколько потенциально прибыльных проектов: закачка газа в хранилища по низкой летней цене с целью продажи по высокой “зимней” цене, а также наращивание собственной добычи газа.

Потенциально на каждом проекте “Нафтогаз” должен был получить 2-3 оборота, то есть затраты окупались в несколько раз. Можно было и заработать, и погасить все долги. Но получилось все с точностью до наоборот: технический дефолт, заполненные на треть хранилища газа и приближение сложной зимы, падение (а не рост!) добычи газа, 1,5 млрд кубов технологических потерь газа, почти 50 млрд грн, вбуханных в “бурение”, и потеря половины транзита газа еще до войны. Причем все это – на фоне астрономических бонусов и зарплат руководителей: средняя зарплата центрального офиса составляет 200 тыс. грн.

В “Нафтогазе” умудрились за 2021 год “нарисовать” себе прибыль и соответствующим образом отблагодарить за столь успешную работу топ-менеджмент. Но в самый разгар войны выяснилось, что эту “прибыльность”, оказывается, нужно подкрепить 264 млрд грн из бюджета, причем 188 млрд “одолжить” из американской финансовой помощи. Так родился на свет законопроект №7427, который народный депутат, экс-министр ЖКХ Алексей Кучеренко прямо назвал коррупционным.

“Это законопроект стоимостью 264 млрд грн из государственного бюджета, из которых планируют украсть 6 млрд долларов американской финансовой помощи”, – отмечал эксперт на своей странице в ФБ.

К счастью, законопроект не прошел голосование, и Витренко и Ко пришлось сбавить обороты. Теперь им не хватает “всего-навсего” 150 млрд грн. Столь стремительно меняющиеся суммы наталкивают на мысль, что цифры берутся с потолка.

– Думаю, что и 150 млрд – это раза в три завышенные цифры, – говорит президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко. – Видимо, действуют по принципу “проси больше, чтобы дали меньше”.

Аналитик компании «Центр биржевых технологий» Максим Орыщак добавляет:

– “Нафтогаз Украины” является катастрофически коррумпированной компанией, с постоянными убытками при любых рыночных условиях. А потребность компании в докапитализации варьируется в зависимости от того, насколько критическим будет состояние экономики страны.

– Чем ближе дефолт и неспособность государства справиться с платежами по внешним долговым обязательствам, тем выше будут суммы, которые “требуются” для капитализации, – пояснил эксперт. – Ведь после дефолта уже не нужно будет ничего возвращать.

По мнению аналитика Даниила Монина, на начало отопительного сезона нам нужно порядка 16-18 млрд кубов. Около 16 млрд у нас будет и без закупки, и этого вполне должно хватить, учитывая три фактора: сокращение работающих промышленных предприятий, большое число уехавших за границу семей, а также планы Кабмина по уменьшению подачи тепла. Так что не исключено, что Украине вообще ничего не придется покупать.

– Точных данных от “Нафтогаза” относительно того, сколько нам нужно газа, нет, но есть расчетные данные экспертов, – отметил в беседе с “КП в Украине” глава правления Союза потребителей коммунальных услуг Олег Попенко: – По разным оценкам, для прохождения отопительного сезона нам необходимо 19 млрд куб газа. Сейчас есть 16 млрд, ежемесячно мы добываем 1,1 млрд куб, а тратим около 350 млн куб. Таким образом, к 1 ноября в ПХГ будет около 18,5 млрд кубов газа.

Как видим, газа хватает, но, продолжает Попенко, было бы неплохо иметь около 2 млрд кубов запаса на случай отключения транзита. То есть по факту нам надо иметь 2 млрд долларов на покупку 2 млрд кубов газа. Остался один вопрос: где мы его купим?

Энергетический эксперт Юрий Корольчук отмечает, что пока у “Нафтогаза” нет подтвержденных контрактов на покупку газа в этом сезоне.

– Заявки делались, но все трейдеры отказались гарантировать возможность поставок даже при наличии денег, – рассказывает Корольчук. – В ЕС сейчас фактически запретили несогласованную продажу газа. Поэтому я сомневаюсь, что они смогут купить, если не будет политических договоренностей. Даже закачать газ в наши хранилища для европейских трейдеров сегодня проблематично. США, кстати, отказались давать сжиженный газ, поскольку, опять-таки, денег на это нет.

Астрономические зарплаты и премии топ-менеджменту “Нафтогаза” совершенно не согласуются с постоянным выклянчиванием денег. В таких условиях очень трудно не задаться вопросом: так все-таки “Нафтогаз” – это прибыльная или убыточная компания?

– Действительно: судя по отчетам, они прибыльные, а судя по тому, что постоянно просят деньги, – убыточны, – констатировал Олег Попенко. – Но я все же думаю, что компания, которая продает газ с наценкой от 250 до 2000%, не может быть убыточной. Поэтому надо просто поискать, куда деваются деньги.

Еще более резко высказался по этому поводу Даниил Монин.

– Витренко – это типичный рентовик на шее Украины, – отметил эксперт в беседе с “КП в Украине”. – Его позиция – высасывать деньги из Украины и выводить их за границу. Это типичная позиция рентовиков, для которых страна является просто средством получения ренты.

А Максим Орыщак резюмировал: говоря о том, как высокие выплаты менеджменту согласуются с убыточностью предприятия, нельзя не отметить, что эти выплаты частично и есть одной из причин такой убыточности.

В целом эксперты приходят к консенсусу в том, что убыточным “Нафтогаз” является по одной-единственной причине: крадут оттуда немеряно.

В правительстве неоднократно говорили о том, что тарифы не вырастут до конца следующего отопительного сезона.

– Важный месседж: до конца следующего отопительного сезона никаких изменений тарифов не будет, – в очередной раз отметил премьер Денис Шмыгаль. – Мы это задекларировали, мы будем это соблюдать. Это важно. Люди должны быть уверены, что спокойно пройдут эту зиму.

Таким образом, тарифы не будут меняться вне зависимости от того, выпросит “Нафтогаз” деньги или нет – это решение украинского правительства.

На этот счет мнения у экспертов разные.

Так, например, Юрий Корольчук считает, что если денег не дадут, в хранилища докачают до 14-15 млрд кубов, и дальше будем надеяться, что транзит российского газа не остановится. Эксперт не исключает, что Запад будет использовать газовый кризис для того, чтобы простимулировать переговоры для завершения войны.

В то же время Даниил Монин считает, что, учитывая падение потребления газа в этом году до 20 млрд кубов, нам с большой вероятностью вообще не надо ничего закупать.

Алексей Кущ соглашается: с учетом сокращения потребления Украине этой зимой должно хватить газа собственной добычи, даже невзирая на проваленную программу по добыче газа 20/20. Но, добавляет эксперт, говорить о том, что если “Нафтогазу” не дать денег, то ничего не случится, было бы неверным. Одно существенное последствие все же будет: мы сохраним 150 миллиардов.

Источник