ЦБТ Центр биржевых технологий

Семь вопросов об отрицательных ценах на нефть

Пока украинцы отдыхали после празднования Пасхи, в мире произошел обвал на нефтяных рынках. Сначала в “черный понедельник” нефть обвалилась до нуля, а потом покупателям американской нефти и вовсе доплачивали за то, что они ее заберут. В конце торгов понедельника за то, чтобы продать бочку нефти, нужно было доплатить почти 37 долларов.

Вы скажете, что так не бывает? Не может продавец доплачивать покупателю за то, что тот заберет из магазина товар? Но, как показывает нынешний мировой финансовый кризис, еще и не такие чудеса возможны. Некоторые граждане даже задались вопросом – а как мне купить нефть, чтобы за нее доплатили? Но в этом и загвоздка: инвесторы, которые не имеют дела с нефтью и застряли с фьючерсными контрактами на руках в условиях, когда нефть некуда девать, как раз и стали главными пострадавшими от обвала. А вот владельцы нефтяных терминалов, наоборот, выиграли.

Почему покупателям нефти доплачивали?

Для того, чтобы обычный человек понял, что произошло, проведем небольшой ликбез. В мире существует несколько основных сортов нефти, с которыми работают нефтеперерабатывающие заводы. В США чаще всего физически торгуют нефтью марки WTI – West Texas Intermediate, в Европе более популярна нефть марки Brent, арабские страны продают нефть марки Dubai Crude, а Россия – Urals. Эти сорта отличаются составом – содержанием серы, плотностью и другими параметрами, важными в производстве. И каждый нефтеперерабатывающий завод специализируется на каком-то одном типе нефти. Перепрофилироваться под новый сорт, конечно, можно, но займет это не один день, да и стоить будет немало. Поэтому, даже если нефть WTI на короткий период упала до нуля, то завод, который специализируется на сырье марки Brent, никто не будет переоборудовать – пока закончишь, ситуация может измениться.

Теперь разберемся, что произошло на фондовом рынке. Там торгуют ценными бумагами. Одни из них – фьючерсные (то есть, будущие) контракты на поставку нефти. Например, сейчас можно купить декабрьские фьючерсы на нефть марки WTI по 32 доллара за баррель. Физически нефти на руках у вас не будет – только контракт на ее поставку покупателю. Другими словами, трейдеры оценивают ситуацию так, что к концу года нефть будет торговаться около этой цифры (32 доллара) и купив ее сейчас, вы немного заработаете. Если до того момента случится событие, которое толкнет цены вверх, то вы сможете продать эти контракты дороже и заработаете, если случится какой-то форс-мажор, то понесете убытки.

И вот такой форс-мажор фактически произошел в марте. Россия на фоне карантинных мер и падения спроса на нефть вышла из сделки по снижению добычи со странами ОПЕК, и Саудовская Аравия развязала ценовую войну. Арабы начали наращивать добычу, что на фоне снижения спроса толкнуло цены вниз. В итоге, нефть подешевела до 20-25 долларов за баррель.

Россия признала себя проигравшей в этой войне и в итоге села за стол переговоров со странами ОПЕК, согласившись рекордно снизить добычу. Но произойдет это только в мае. То есть, сейчас нефти добывается даже больше, чем до начала карантина. А потребляется ее по разным оценкам на 15-20% меньше. Излишки все это время заливали в нефтехранилища, и в какой-то момент они заполнились или стали близки к этому.

Итак, к понедельнику 20 апреля мы имели с одной стороны практически полностью заполненные хранилища, а с другой – инвесторов, которые когда-то купили фьючерсные контракты на поставку нефти в мае. И оказалось, что свободных нефтехранилищ меньше, чем нефти, которую произведут в мае. А в понедельник пришло время так называемой экспирации контрактов.

– Фьючерс – это контракт на поставку товара в определенный срок в будущем, – пояснил КП в Украине аналитик Альпари Максим Пархоменко. –  Если мы говорим о нефти марки WTI, торговался контракт с поставкой в мае. Экспирация – это дата истечения этого контракта, после которого закрывается реестр и определяются стороны поставки товара.

То есть, нужно было закрывать контракты не виртуально, а физически – искать, куда слить лишнюю нефть. В такой ситуации владельцы свободных нефтехранилищ и решили заработать – они начали брать деньги с поставщиков нефти за то, что просто заберут ее. Кроме того цена стала отрицательной из—за еще одного биржевого инструмента.

– Из-за того, что июньские фьючерсы торгуются дороже, по мере того, как день подходил к концу, а цена майских фьючерсов снижалась, увеличивалась премия, которую нужно было заплатить трейдерам, чтобы продлить свой контракт и не принимать поставку, – пояснил КП в Украине аналитик “Центра биржевых технологий” Максим Орыщак. –  Вот почему мы увидели -40 долларов по нефти WTI.

Мог ли простой человек забрать нефть с доплатой?

На товарных биржах не торгуют объемами, которые понятны простому гражданину. Ни канистра, ни даже железнодорожная цистерна тут не в ходу. Объем одного контракта начинается от тысячи баррелей. Но это минимальный контракт. Чаще на бирже торгуют десятками, сотнями и даже миллионами бочек. Для понимания, дневная норма потребления нефти в мире – около 100 млн баррелей.

Поэтому, когда говорят о цене нефти на бирже, то нужно понимать каковы условия ее поставки, где и кто сможет ее забрать.

– Все контракты привязаны под определенный хаб, зачастую это хранилища нефти в определенной части мира, – говорит Максим Пархоменко. – Если вернуться к нашему контракту, то это контракт с поставкой в мае, в хранилищах в Кушинге (штат Оклахома, США). Иными словами, это определенное количество нефти в хранилищах, которые будут доступны в мае, а не бочки или цистерны, которые доставят под дом.

То есть, для того, чтобы заработать на таком беспрецедентном падении цен на нефть, нужно иметь не только инфраструктуру для ее хранения, но и средства доставки.

Почему производители работают в минус?

В условиях, когда нефть уже некуда складировать и производителям приходится доплачивать тем, у кого есть нефтехранилище, чтобы он ее забрал, не проще ли просто остановить добычу?

– Месторождения – это не кран, который можно закрыть, – продолжает Максим Пархоменко. – Нефть идет оттуда фонтаном днем и ночью или качается насосами. Можно ограничить темпы ее добычи. Но остановить этот процесс получится только за счет пломбирования скважины бетоном. Исходя из этого, легче доплатить или, условно, вылить нефть, чем остановить добычу.

Правда, выливать нефть в таких странах как США, никто не позволит. Штрафы за загрязнение окружающей среды будут больше, чем доплата за покупку. Все это приводит к тому, что нефтью заполняют все, что только можно.

– Нефтехранилища на суше заполнены, и лишнюю хранят на простаивающих крупнотоннажных танкерах, – поясняет Максим Орыщак. – Нефтеперерабатывающие заводы начинают закрываться, потому что никому не нужно топливо, которое они производят. Именно из-за падения спроса на физическую нефть на американских рынках поставщики “черного золота” начали доплачивать покупателям за вывоз нефти из их переполненных хранилищ.

Почему разные сорта стоят по-разному?

В начале мы говорили о том, что существует несколько основных сортов нефти, и каждый из заводов работает со своим. Поэтому избыток нефти марки WTI практически не повлиял на цену марки Brent. Кроме того, эксперты говорят, что и правила торговли разными видами нефти отличаются. И с WTI злую шутку сыграла эта самая экспирация.

– Суть, в том, что в реальности живая торговля этим фьючерсом закрывается за несколько дней до экспирации, – говорит Максим Пархоменко. – В последние дни нет возможности проводить операции с этим контрактом. Купить или продать этот контракт можно было в пятницу, после чего брокер закрывает возможность торговли и закрывает позицию. По факту, у держателей этого контракта остается только обязанность принять этот товар. В тоже время, Brent торгуется в стандартном ритме. За счет этого и не было таких ситуаций.

То есть, по сути таких сделок было не слишком много, и физическая нефть все еще стоит свои 18-20 долларов за баррель.

– Нужно еще понимать, что существуют разные виды цены – есть спотовые (на данный момент, – ред.), а есть по фьючерсу, – дополняет коллегу Максим Орыщак. – Обычно по телевизору обсуждается спотовая цена, то есть та, по которой сейчас фактически можно купить баррель нефти, а не в будущем (по фьючерсу). Для населения показывают информацию, которая может позволить понять фактическую стоимость энергоресурса в мире, но не дать ориентир для динамики цен на бензин в стране, и, как следствие, инфляцию.

По его словам, когда мы видим, что фьючерсы на сырую нефть могут торговаться ниже $0,00, это означает неликвидный фьючерсный контракт, а не базовый спотовый, по которому кто-то отгружает нефть на завод.

Сколько продлится период низких цен на нефть?

Несмотря на то, что отрицательные цены на американскую нефть держались недолго и не для всех, это событие потянуло вниз и другие сорта нефти. Российская Urals упала до отрицательных значений впервые в своей истории. Нефтяные фьючерсы на нефть марки Brent тоже снизились с 25 до 19 долларов за баррель.

Правда, эксперты говорят, что период низких цен закончится, как только страны начнут выходить из карантина.

– Это будет крайне недолгий период – уже в мае цены пойдут в рост, – говорит Максим Пархоменко. – После открытия экономики пойдет вверх и потребление нефти.

Но если карантинные меры продлятся, то цены будут оставаться низкими еще довольно долго.

– Стоимость нефти будет зависеть от темпов распространения коронавируса, влияния этого события на мировую экономику и спроса на нефть, – говорит Максим Орыщак. -Если потребление будет сохраняться низким (не будут работать заводы, люди не будут ездить на автомобилях и т.д.), то цены на нефть будут низкими долго, так как некому будет ее покупать.

Выгодно ли это Украине?

Ну и в конце попробуем ответить на вопрос – выгодны ли низкие цены нашей стране? Некоторые эксперты пугают тем, что вслед за нефтью подешевеют и товары украинского экспорта, в частности, железорудное сырье. Да, это может случиться, так как металлы покупают и страны, которые перед этим продали в том числе и нефть. С другой стороны, продукция агроэкспорта, а на сегодня она куда важнее в украинском торговом балансе, намного меньше зависит от нефтяных цен. Население планеты растет, и меньше из-за кризиса люди есть не стали.

– Низкая цена невыгодна только для нефтедобытчиков, которых у нас нет, – говорит Максим Пархоменко. –  В связи с этим для нас это выгодно.

По словам Максима Орыщака, для Украины такая динамика цен на нефть не оказывает прямого эффекта, так как экономика не так сильно зависит от энергоресурсов, как, например, российская. В структуре экспорта, как всегда, лидирующие позиции занимают черные металлы и зерновые культуры, потому, по его словам, ориентироваться на стоимость барреля не стоит.

Что касается мировой экономики, то нефть является индикатором, который показывает глубину провала финансовой системы в яму кризиса.

– Нет экономической активности – нет спроса на нефть, – говорит Максим Орыщак. – Нет спроса на нефть, будет страдать экономика энергозависимых стран. Мировая экономика, лидерами/драйверами которой являются США и Китай, будет снижаться.

В то же время, по словам Максима Пархоменко, в низких ценах есть и позитив – сейчас многие правительства печатают деньги для стимулирования экономики. В будущем это может привести к росту инфляции, а низкие цены на энергоносители, наоборот, позволяют сдержать ее и нивелировать негативные последствия работы печатного станка.

Сможет ли Украина заработать на хранении нефти

На фоне того, что мировые хранилища нефти практически полностью заполнены, в Украине размышляют над тем, как можно было бы на этом заработать. С таким предложением выступил исполнительный директор “Нафтогаза” Юрий Витренко.

“В Украине есть огромное нефтетранспортная система, где можно хранить нефть, один работающий завод (Кременчуг) со значительными емкостями для хранения, а также много нефтеперерабатывающих заводов, которые давно остановлены, но на которых по крайней мере были такие емкости”, – написал Витренко в Facebook. Он добавил, что бизнес по хранению нефти является самым прибыльным сейчас.

Однако эксперты говорят, что с географической точки зрения Украина мало интересна для мировых переработчиков нефти.

– Никто сюда нефть возить сгружать не будет, – прокомментировал “КП” в Украине” ситуацию энергетический эксперт Дмитрий Марунич. – Дважды проходить Босфор и плыть через Черное море – это не самая удачная идея, поэтому если нефть сюда привезут, она тут и останется. Для внутреннего пользования будет. Правда, объемы хранилищ у нас не самые большие. У государственной “Укртранснафты” есть хранилища объемом около 1 млн кубометров. И эта компания сейчас, воспользовавшись низкими ценами, уже закупила около 160 тысяч тонн. В принципе, это хорошая идея – закупать нефть, пока она дешевая, тем более, что ведутся разговоры о создании стратегического запаса нефти и нефтепродуктов. Но есть вопрос – кто за это все заплатит? Ведь на закупку и хранение сырья нужно выделить деньги. А взять их можно толь ко на рынке у конечного потребителя.

Источник