ЦБТ Центр биржевых технологий

Зачем США нагнетают обстановку в Украине и как паника вокруг вторжения РФ уже вредит украинской экономике

Вечером в среду, 19 января, президент Украины Владимир Зеленский обратился к украинцам с призывом не паниковать из-за возможного полномасштабного вторжения России и “не бежать за спичками и гречкой”. Президентское видео появилось всего несколько часов спустя после заявления госсекретаря США Энтони Блинкена, который, напротив, предупредил, что президент России Владимир Путин может дать приказ о нападении в кратчайшие сроки, и что украинцам нужно готовиться к “тяжелым дням”.

Это не первое расхождение в версиях происходящего за последнее время: уже несколько месяцев официальный Киев и американские политики и СМИ противостоят по линии “нападет – не нападет”. Корреспонденты Delo.ua выяснили, почему США может быть выгодно нынешнее нагнетание обстановки в информационном пространстве, и как эта разгоняющаяся паника уже негативно влияет на украинскую экономику.

Как начиналась информационная волна

Еще в ноябре 2021 года американское издание Politico опубликовало спутниковые снимки, подтверждающие наращивание войск России у границ Украины. Журналисты отмечали, что у города Ельня, недалеко от границы с Беларусью, наблюдается скопление танков, самоходной артиллерии и пехоты. О стягивании российских войск к украинской границе говорили и в The Washington Post.

Тогда пресс-секретарь украинского президента Сергей Никифоров отметил: Министерство обороны и разведка не располагают информацией о наращивании российских войск у границы Украины. При этом непонятно, зачем американские журналисты распространяют такие данные. Хотя спустя сутки Никифоров все же признал факт наращивания сил, но подчеркнул, что изменения не столько “количественные, сколько качественные”, и делать выводы пока рано.

Министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба тогда добавил: у США и Украины нет разногласий по вопросу скопления российских войск на границе. Но есть разногласия в терминологии. Он отметил, что перебрасывание войск хотя и настораживает, но не говорит о решающей стадии подготовки наступления. Отреагировал вскоре и сам Зеленский.

“На днях появилась информация о возможном обострении болезни: наши западные партнеры предоставили данные об активном перемещении российских войск вдоль украинских границ и увеличении их концентрации. Удивляет и пугает то, что это вдруг стало открытием для некоторых экспертов, журналистов и блогеров, поднявших медиашум. Наша армия готова дать отпор любому, когда-либо и где угодно. Но ваша паника точно не поможет ей. Но может помочь противнику стать частью информационной войны и принести стране не меньший вред, чем боевые действия”, – заявил президент.

Сообщения американских СМИ о вероятном вторжении не прекратились и в 2022 году. Ситуация оказалась настолько сложной, что Зеленскому пришлось еще раз выступить с заявлением.

“Разве угроза масштабной войны появилась только сейчас? Эта опасность существует не один день. И она не стала больше. Больше стал ажиотаж вокруг нее. И сейчас активно нападают не на нашу землю, а на ваши нервы, чтобы у вас было постоянное чувство тревоги. А еще на эмоции инвесторов и конъюнктуру бизнеса, чтобы ослабить Украину. Чтобы заставить пойти ну уступки, создать такой фон, чтобы наше “нет” звучало слабее. Всем нашим гражданам, особенно пожилого возраста, нужно это понять. Выдохнуть. Успокоиться. Не бежать за гречкой и спичками. Что вам делать? Только одно. Сохранять спокойствие, холодную голову, уверенность в своих силах, в своей армии, в нашей Украине”, – заявил в своем видеообращении к украинцам 19 января президент Зеленский.

Заявление прозвучало всего через несколько часов после слов госсекретаря Блинкена, который, выступая перед дипломатами в посольстве США в Киеве, подчеркнул, что Путин может дать приказ о нападении в кратчайшие сроки и последние месяцы Украине уделяется особое внимание “из-за значительного наращивания российских сил вблизи украинской границы”.

Такая непоследовательность в заявлениях украинских властей и одного из ключевых наших партнеров действительно может показаться нарочным нагнетанием ситуации со стороны последних. Директор Департамента внутренней политики Международного центра перспективных исследований Игорь Петренко не исключает, что в этой истории может быть и существенный внутриамериканский интерес.

США в этой ситуации пытаются не проявлять слабость и одновременно демонстрировать свою позицию, понимая, что Россия не хочет идти на реальный конфликт.

“Это больше упражнение в мачизме с обеих сторон. Конечно, они выйдут на какие-то договоренности. Чем выше сейчас градус разговоров о реальности войны, которая может перерасти в глобальный конфликт, тем будут меньше негативные последствия в случае договоренности”, – говорит Петренко.

Простой пример – энергетический кризис. Договоренность по этому вопросу между сторонами без агрессии РФ будет восприниматься как определенное предательство или слабость со стороны США. В нынешней же ситуации получается, что американское руководство идет на меньшее зло и показывает: в непростой ситуации удалось найти точки соприкосновения.

Директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник тоже считает, что вариант искусственного нагнетания обстановки со стороны американской прессы возможен. Эксперт передает слова своих американских коллег-политологов.

“Они говорят: вы не понимаете, у нас тут все вокруг денег крутится. Военно-промышленный комплекс США лоббирует свои интересы, и если не будет военной угрозы со стороны РФ, мы не будем производить и продавать столько оружия. У нас лоббисты ВПК – лоббисты номер один. Условно говоря, нагнетание со стороны американских СМИ о российской военной угрозе (не экономической или другой какой-то, а именно военной), безусловно, приведет к наращиванию вооружений в странах Европы. Уже сейчас увеличиваются отчисления на оборону. Речь о десятках и сотнях миллиардов долларов. Конечно, значительную часть этих дополнительных издержек закрывает американский ВПК”, – говорит Бортник.

Холодная экономическая война

Есть и другая гипотеза: нынешнее нагнетание должно в какой-то степени ослабить украинскую экономику, заставить инвесторов засомневаться в безопасности нашего рынка. Об этом практически прямо говорит и сам президент Украины Владимир Зеленский. И если Петренко сомневается в экономической подоплеке происходящего, то директор экономических программ Украинского института будущего Анатолий Амелин убежден, что Зеленский абсолютно корректно расставил акценты, говоря о том, что ” сейчас активно нападают не на нашу землю, а на эмоции инвесторов и бизнеса”.

Человечество действительно живет в модели поведенческой экономики, где на экономические процессы влияет поведение людей, а на поведение людей – медиа, СМИ и пропаганда. Раздуваемая паника влияет и на бизнес, и на инвесторов. По словам Амелина, с начала ноября в Украине значительно сократилось количество сделок с недвижимостью, и это – один из признаков того, что люди стали аккуратнее относиться к долгосрочным проектам.

“Многие компании заморозили или перенесли по срокам свои инвестиционные проекты, гривню многие стали перепаковывать в доллары. Это простимулировало спрос на валютном рынке, и мы видим, как отреагировал курс, “пробив” психологический барьер в 28 гривен за доллар. Так что президент абсолютно корректно расставил акценты”, – говорит экономист.

“Информационная война, или информационное нагнетание ситуации, – это всегда негативный фактор для инвестиционного климата страны, – объясняет аналитик компании “Центр биржевых технологий” Максим Орыщак. – Оценивая перспективы экономики какого-то региона или бизнеса, компании ориентируются не только на внешнюю экономическую ситуацию, показатели ВВП или внутренние политические факторы. Важными оказываются и посылы, которые мелькают в медийном пространстве. В конце 2021 года рейтинговые агентства включили конфликт Украины и России в число резонных угроз для мировой экономики наравне с новыми штаммами коронавируса и пандемией. Информационный портал Bloomberg регулярно освещает ситуацию между Украиной и Россией с начала текущего года, чего ранее не наблюдалось. Это подогревает тревожные настроения и, даже несмотря на сотрудничество Украины и МВФ как кредитора, это формирует для нас негативный образ на международной арене”.

Влияние этого фактора будет зависеть от того, как долго будут продолжать американские СМИ говорить о возможности скорого вторжения России в Украину. И, конечно же, от событий вокруг самой Украины. Амелин настаивает: паника нагнетается с двух сторон – с одной стороны Россия, с другой стороны США.

“Мы не можем контролировать ни американское медийное поле, ни российское. И тем более не можем контролировать движение российских войск у наших границ. Кто-то даже говорит о теории заговора. Будто это согласованные действия, чтобы принудить Украину к подписанию и реализации “Минских соглашений” и следующих за этим процессом соглашений. Что мы можем в этой ситуации сделать? Мы находимся в состоянии войны уже восемь лет, и нам нужно “зберігати спокій та чистити кулемет”, – считает эксперт.

Украинский бизнес демонстрирует серьезный иммунитет

Последствия информационной волны уже есть: молодежь отказывается рисковать деньгами. Глава правления Ассоциации представителей малого и среднего бизнеса Киева Максим Тютюнников наблюдает отток “свежей крови”: “Из-за нестабильной ситуации молодые люди, имеющие предпринимательские способности и новые идеи для внедрения, не хотят рисковать своими деньгами, открывать бизнес и развивать его. Малый и средний бизнес боится расширяться, открывать филиалы или вообще останавливает или закрывает деятельность. Кроме того, отсутствие безопасной и спокойной среды для ведения бизнеса (а именно риск масштабного российского вторжения) отпугивает иностранных инвесторов”.

По мнению старшего экономиста Киевской школы экономики Олега Нивьевского, беспокоиться из-за иностранных инвесторов поздно: мы и раньше не были центром инвестиционной привлекательности. “У нас и так не все хорошо было с инвестиционной привлекательностью. Если смотреть на общую картину, угроза вторжения есть, но она была всегда и никуда не девалась. Но паниковать из-за этого не стоит. Запад нас поддерживает в этом противостоянии, и Россия не может это не учитывать. Если посмотреть на опыт Казахстана, несмотря на последние события там, для экономики нет серьезных последствий”, – уверен эксперт.

Максим Орищак тоже не ждет значительного эффекта для Украины от риторики в СМИ: это капля в море, существуют и другие негативные факторы. Но подобные инфоволны – показатель слабости нашей страны в информационном поле.

Финансовый аналитик Алексей Кущ согласен, что западный инвестор нервничает, но украинский бизнес и население проявляют серьезный иммунитет к информационной атаке: “Сейчас мы видим катастрофическое падение цен на еврооблигации, а на внутреннем рынке ОВГЗ полный штиль. То есть практически нет роста доходности. Поэтому по поведению украинского бизнеса мы видим, что нет сильного оттока капитала. Новости, которые с самого утра начинаются в западных СМИ о том, что Россия нападет на Рождество, на Крещение, что они эвакуируют посольства, влияют даже на инвесторов с крепкими нервами. Украинский бизнес проявляет серьезный иммунитет к такой информационной атаке. А если бы население всерьез воспринимало эту угрозу, мы бы увидели очереди в магазинах за продуктами питания, на автозаправках за топливом. Мы бы увидели колоссальный отток денег из банковской системы, как это происходило в 2014 году”.

Опрошенные Delo.ua банки, среди которых Ощадбанк и “Альфа-Банк”, подтверждают слова эксперта: оттока денег пока нет.

От прямых иностранных инвестиций украинская экономика практически не зависит, так как этих инвестиций, фактически, нет. А вот падение еврооблигаций по мнению Алексея Куща – вопрос серьезный. Если объяснять совсем просто, нам необходимо занимать деньги, чтобы обеспечивать экономику страны оборотными средствами, однако сейчас необходимо гарантировать инвестору “космическую” доходность, чтобы он вложился в них.

Чтобы проверить ситуацию среди внутренних инвесторов, мы обратились к телеком-операторам, которые активно строят инфраструктуру. В “Vodafone-Украина” говорят, что продолжают работать в обычном режиме, несмотря на информационное давление. В “Киевстар” сказали, что “ситуация с нагнетанием вокруг российских войск на границах не влияет на операционную деятельность”. В частности, компания продолжает активно инвестировать в строительство 4G-сети.

Ситуация с газом вредит куда больше

Ряд бизнесов назвал ситуацию “политической” и отказался комментировать. Неофициально говорят: на работу ситуация не влияет, однако клиенты и медиа проявляют повышенный интерес, приходится объяснять, что все работает в штатном режиме. Куда серьезнее бизнес относится к ценам на газ: они бьют по операционным процессам гораздо сильнее, чем информационные волны.

Украина с осени прошлого года находится под сильным давлением из-за энергетического кризиса в Европе, причиной которого стали действия России. Сократив поставки газа через Украину и Польшу, Кремль спровоцировал рост цены на газ в ЕС и в нашей стране. При этом время для таких действий было выбрано очень удачно: после эпидемии COVID-19 мировая экономика начала восстанавливаться, значительно выросло потребление в Китае, а Европа из-за перехода на возобновляемые источники энергии превратилась в крупного потребителя газа.

Из-за этого уже в октябре цена на газ на нидерландском хабе TTF превысила отметку в $1000 за тысячу кубометров, что было историческим рекордом на то время. А уже в декабре котировки выросли в два раза и побили новый исторический рекорд в $2272 за тысячу кубов. При этом Кремль заявляет, что готов увеличить прокачку газа при условии введения в эксплуатацию газопровода “Северный поток-2”. Но на практике он также настаивает на том, чтобы газопровод заработал в противоречие европейскому законодательству, которое требует разделение компании поставщика газа и компании, осуществляющей транзит.

Украина, которая интегрирована с Европейским энергетическим рынком, также пострадала от действий газовой монополии. Так, если в декабре 2020 года психологической отметкой цены газа было 8 гривен за кубометр, то уже спустя год газ на Украинской энергетической бирже торговался по 70 гривен за кубометр. Из-за этого украинским властям пришлось решать ряд проблем.

Во-первых, чтобы обеспечить прохождение отопительного сезона, “Нафтогазу” пришлось превратиться в некий аналог Министерства газа и создать балансирующую группу, которая обеспечивает отопление населению и бюджетникам. Во-вторых, под угрозой оказалась промышленность . Из-за высоких цен на газ многие бизнесы начали закрываться , а люди потеряли работу. Под угрозой разорения оказались и производители социальной продукции: пекари , молочники и птицеводы . И хотя власти пытаются потушить этот пожар и даже провели один аукцион по продаже газа по льготным ценам, промышленность заявляет, что этого недостаточно .

Зачем США нагнетают обстановку в Украине и как паника вокруг вторжения РФ уже вредит украинской экономике

Источник